Слово о дружине Даирского

четверг, 12 августа 2010, 01:54

105 лет исполнилось подвигу сахалинских партизан.

ЕСЛИ ЗАВТРА ВОЙНА…

Грянувшая в 1904 году Русско-японская война через год пришла на Сахалин.

Это произошло после падения Порт-Артура, поражения царской армии в Маньчжурии и разгрома русского флота в Цусимском сражении. Надо признать, что воинские части, дислоцированные на нашей островной земле, в то время были малочисленными, оснащение их – слабым. Поэтому общий план обороны, в случае высадки японского десанта на побережье залива Анива, заключался в том, чтобы, отступая с боями в глубь острова, совершать партизанские вылазки в тылу противника. Ко дню мирного договора надо было удержать за собой во что бы то ни стало хотя бы небольшую часть Сахалина. Предполагалось, что тогда остров останется полностью российским.

Из ссыльнокаторжных, которым царским указом предоставлялись большие льготы, и поселенцев сформировали дружины. Из состава Корсаковского резервного батальона, моряков броненосца «Новик», принявшего неравный бой с японскими крейсерами и затопленного экипажем у сахалинских берегов (об этом наша газета писала в прошлом году – авт.), и дружин на Южном Сахалине создали пять партизанских отрядов и несколько партизанских групп. В тайге заранее заложили склады с боеприпасами и запасами продовольствия. Каждому отряду был назначен определенный район действий.

ИХ СПЛОТИЛА ОБЩАЯ БЕДА

Боевые действия на острове развернулись 24 июня 1905 года. Стремительный удар превосходящих сил японского десанта предопределил исход борьбы. Под натиском японских войск разрозненные русские отряды и дружины отступили в таежные дебри.

Возле села Онор 19 июля позорно капитулировал последний военный губернатор Сахалина генерал-лейтенант Михаил Ляпунов. Он располагал главными силами, достойными лучшего применения, чем сдача на милость противника.

Однако примеру Ляпунова, несмотря на всяческие увещевания японского командования, последовали не все. На юге острова русские отряды и дружины продолжали сопротивление, нанося японцам ощутимые удары. Основные бои шли недалеко от поста Корсаковского, у озера Тунайча, в долинах рек Сусуи и Найбы.

В окрестностях селения Петропавловского действовал отряд, состоявший из 180 человек. Надо сказать, что в этом воинском формировании плечом к плечу сражались за землю российскую люди различных званий, сословий и национальностей, поэтому его вполне можно назвать дружиною. Командовал дружинниками штабс-капитан Ильяс-Девлет Даирский. Урожденный мирза, то есть дворянин, он окончил Одесское пехотно-юнкерское училище и стал российским офицером.

Всех защитников нашего островного края объединила и сплотила одна общая цель – отстоять Сахалин. Поэтому в единый строй встали и дворяне, и ссыльнокаторжные поселенцы, взявшие в руки оружие. Несколько позже к отряду штабс-капитана Даирского присоединились несколько матросов с крейсера «Новик».

НЕРАВНЫЙ БОЙ

Полтора месяца дружина Даирского вела бои на Южном Сахалине. Отступая от селения Петропавловского, партизаны в конце июля вышли к западному побережью с целью добраться до поста Александровского и соединиться с главными силами. Пройдя немного на север, отряд попал под обстрел японских крейсеров, которые высадили десант для преследования партизан. Даирский повел своих дружинников через хребет в долину Найбы.

На одном из высоких речных берегов 17 августа завязался неравный бой. Часть дружины погибла в бою, а остальные во главе со штабс-капитаном Даирским были захвачены японцами в плен и расстреляны. Дружинники мужественно сложили головы, не дрогнув перед силами противника, превосходившего их в несколько раз.

Машинист второй статьи крейсера «Новик» Архип Макенков впоследствии вспоминал: «Кто разбежался, а кто остался. Японцы отняли винтовки и связали всех и штабс-капитана Даирского... Я отбился далеко в сторону, лежал в тайге за пеньком... Потом повели всех к Отрадному. Я – за ними... Японцы наших подгоняли штыками. Отвели пленных верст за 12 от того места, где был бой, и остановили...»

Придя позже на место казни, Макенков увидел «похороненными... только штабс-капитана Даирского и зауряд-прапорщика Хныкина». Остальные лежали убитыми в тайге – таких было около 130 человек.

В это время уже шли мирные переговоры между Россией и Японией. Отряд Даирского не дожил до подписания мирного договора всего пять дней.

ВОЗНЕССЯ ХРИСТИАНСКИЙ КРЕСТ

Но не забыты отважные защитники островной земли. Сто лет спустя, ранним ноябрьским утром в таежное урочище, расположенное в двух десятках километров к северу от горняцкого поселка Быков, отправилась группа людей, неравнодушных к истории родного края. Участники десанта решили сделать большое доброе дело – открыть мемориал на месте геройской гибели летом 1905 года четвертого партизанского отряда Даирского.

Впереди – известный сахалинский краевед, руководитель исторического клуба «Следопыт» Покровской средней школы Виктор Горобец. Вместе с ребятами – учащимися этой школы Виктор Яковлевич отыскал захоронение российских дружинников.

Свыше полутора часов по серпантину дороги, проложенной лесозаготовителями и угольщиками, а затем около часа по едва заметной тропе вдоль Найбы пешком – и наш десант у цели. Вот она, высокая, поросшая редким хвойным лесом терраса, где приняли партизаны от японских солдат мученическую смерть.

Состоялся митинг, посвященный открытию мемориала русским воинам. Открывая его, Виктор Горобец привел фрагменты воспоминаний участников того сражения с одной и с другой стороны, посвященные трагической судьбе четвертого партизанского отряда штабс-капитана Даирского:

«…Несколько дней шли, и 17 августа неожиданно столкнулись в тайге с японцами. Стали стрелять и они, и мы. Сперва нам плохо было видно, и уже перестреляли у нас человек десять, а потом мы их разглядели и побили человек 30–40. Когда японцы скрылись, а их было человек 30, Даирский построил дружину, чтобы проверить людей. Вдруг стали стрелять по нам со всех сторон – значит обошли и окружили…»

«...Старший лейтенант Каваи и с ним более 70 человек поднимались вверх по Найбе. В пять часов вечера остановились на ночлег. 30 числа в 10.30 увидели пять-шесть русских солдат, которые ловили кету. Увидев японцев, они убежали в глубь леса. Японцы последовали за ними, и в 11.20 добрались до русских. Завязался бой. Русские обстреляли отряд японцев, который находился на левом берегу Найбы. Русские стреляли из оврага. Японцы вступили в тяжелый бой. Старший лейтенант Каваи получил тяжелое ранение в живот. Погибли сержант Мацуо, солдат Кимура, солдат Фукуи... В это время прибыла рота капитана Отава, которая шла по следам отряда Даирского от реки Нода (Чеховка – авт.). Укрепление русских находилось на возвышенности, за поваленными деревьями. Дошли до него сто метров – плохо было видно русских солдат, но когда сократили расстояние до полусотни метров, то атаковали и взяли в плен русских ...На корневище сидел тяжело раненный старший лейтенант Каваи, и когда узнал, что русские побеждены, – скончался».

Минуло столетие. Над могилами партизан – защитников Сахалина высоко и гордо вознесся христианский крест. Мемориал был освящен по православному обычаю. Рядом – надгробье командира. Памятник ему благодарные земляки-крымчане привезли на Сахалин и помогли установить на месте гибели.

Могучие ели – молчаливые свидетели трагедии вековой давности. Но и сегодня на их стволах можно различить раны от пуль. Они – суровое напоминание того последнего боя.

Автор: Александр Абросимов

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или