От этой музыки светлее на душе

четверг, 8 мая 2014, 16:00

4589

Автор: Татьяна Егорова

Сергей Суханов – художественный руководитель ансамбля народных инструментов «Братчина».

Штрихи к портрету номинанта

Родился Сергей Суханов в 1963 году в городе Казани, а прожил практически всю жизнь на Сахалине. Ему исполнилось 6 лет, когда родители, будучи нефтяниками, приехали на север острова в поселок Колендо Охинского района. Окончив среднюю и музыкальную школы, в 1978 году поступил в Сахалинское музыкальное училище (сейчас колледж искусств). После завершения учебы был призван в армию. Служил в Хабаровском крае в танковых войсках. В 1984 году поступил заочно учиться в Дальневосточный институт искусств в г. Владивостоке. Вернувшись на Сахалин, начал преподавать по классу баяна в охинской музыкальной школе, которую в свое время окончил сам. В 1986 году был приглашен солистом-инструменталистом в Сахалинскую областную филармонию, где проработал четыре года. В 1990 году перевелся преподавателем в детскую музыкальную школу Анивы. Через восемь лет переехал в Южно-Сахалинск, стал преподавать в Сахалинском колледже искусств, где работает до сих пор. Кроме того, Сергей Суханов является художественным руководителем и дирижером оркестра народных инструментов.

За 60 км от мечты

Сергей Геннадьевич, в музыке добиваются успеха только самоотверженные, поистине влюбленные в нее люди. Вы – не исключение. Насколько я знаю, еще в детстве вы практически каждый день преодолевали путь туда и обратно длиной в 60 километров, добираясь на автобусе из поселка Колендо до Охи, где находилась музыкальная школа. Откуда у вас столь сильное увлечение музыкой?

– Все началось в семье. Мой папа хорошо играл на баяне и гармошке, участвовал в художественной самодеятельности. Мама была признанной частушечницей, знала много народных песен. Часто семейный дуэт моих родителей односельчане приглашали выступить на торжестве в клубе, на свадьбе или юбилее.

Когда отец играл дома на инструменте, я не сводил с перламутровых кнопочек баяна восторженных глаз. Увидев мой интерес, папа стал обучать меня игре на баяне. В 9 лет меня приняли в охинскую музыкальную школу. Находилась она за 30 км от нашего поселка Колендо, и мне действительно каждый день по песчаной дороге приходилось преодолевать на «пазике» неблизкий путь в свою любимую «музыкалку».

Частенько попадали в нештатные ситуации – зимой мерзли в необогреваемом транспорте, весной могли надолго застрять в пути, так как некоторые участки дороги затопляли вышедшие из берегов реки. Летом дорогу размывало, и наш автобус мог длительное время буксовать, пока не вытащат его более мощной техникой. Порой дожидались помощи вездеходов.

Несмотря на трудности, у меня ни разу даже мысли не возникло, чтобы бросить учебу в музыкальной школе. А все потому, что с малолетства хотел быть только музыкантом.

Впрочем, еще в детстве мне нравились тепловозы. Когда родители уехали обустраивать быт на Сахалине, они оставили меня на время пожить у бабушки на станции Уруша в Амурской области. А дедушка у меня всю жизнь проработал на железной дороге, был почетным железнодорожником СССР.

Вместе с мальчишками я очень любил бегать на косогор и смотреть на мимо проезжающие поезда. Думал – вот так и я когда-то надену фуражку машиниста и повезу такие же длиннющие составы… Но с годами музыка вытеснила все мои увлечения и стала главным делом в жизни.

Мне повезло с педагогами. Моим первым учителем по классу баяна был Александр Семенович Герус, который впоследствии стал директором Сахалинского музыкального училища (ныне колледж искусств), куда я позже поступил учиться.

Студенческие годы были полны музыки и творчества. Я много выступал сольно, с хорами, подрабатывал аккомпаниатором в областной филармонии. Именно тогда понял, что мне не хватает знаний и надо получать высшее образование. Но тут пришла повестка из военкомата, и моя жизнь потекла совсем по другому руслу.

– И вы служили «так же, как все»? Но ведь музыканты, как и хирурги, должны беречь руки…

– Это так. Но в то время служить в армии считалось делом чести для парня. Говорили: кто не служил, тот не мужик. Никто из призывников не скрывался – вот и я, получив повестку, сразу пошел в военкомат.

Меня призвали служить в танковые войска в город Бикин Хабаровского края. Как все, прошел учебную подготовку, водил танки, стреляли во время учений. А через год на концерте художественной самодеятельности в нашей части, где я играл на баяне, меня заметил дирижер военного оркестра. Он быстро вычислил мою профессиональную подготовку и пригласил играть к нему в духовой оркестр. Меня это обрадовало, да только играть нужно было на большой трубе-баритоне, совершенно незнакомом мне инструменте. Пришлось освоить его очень быстро, по-армейски. А там все просто: говорят – вот тебе месяц, не научишься, пойдешь в пехоту… Такой аргумент и медведя всему научит (смеется).

Метаморфозы судьбы

- Отслужив, вы вернулись в охинскую музыкальную школу уже в качестве преподавателя. Чем запомнилось это время?

– Тем, что в своей «музыкалке» я и работал, и… жил. Сначала обосновался в Колендо у матушки с отцом. Так же как в детстве, добирался до Охи на автобусе. Но пару раз замело на недельку, доехать до работы не было возможности, а дети-то приходили на занятия. Пришлось идти к директору музыкальной школы, просить хоть какое-то жилье в городе. На первое время предложили мне пожить в одном из рабочих общежитий. Пришел туда, а там – полный бардак, какие-то пьяницы кутят с бомжами. Как здесь жить? Тогда и предпочел оставаться в классе.

После занятий жил в школе. Такое житье растянулось на целый год. Но по молодости я не видел в этом особой трагедии, неудобства компенсировала возможность еще больше заниматься музыкой с детьми, подготовкой к институтским сессиям. А через год звонок из Сахалинской областной филармонии, где меня помнили по сотрудничеству в студенческие годы. Мне говорят: «Сергей Геннадьевич, простаивает концертная бригада без баяниста. Вы бы не хотели поработать у нас?». И я переехал в Южный.

– Помните, как прошел первый концерт?

– Как же это забыть! Первая поездка у нас была в Ноглики. Я при полном параде – костюм, бабочка и шик моды тех лет – белые туфли. Еще бы – парень из Охи и уже солист филармонии!

Участники выездной группы артистов тоже празднично одеты, а нас приводят в… коровник. Мы удивились, спрашиваем – а где выступать? Нам отвечают: «Вон там площадка через поле». Шлепаем по далеко не свежему коровнику, тяжелый запах навоза смешивается с нашим парфюмом и превращается в нечто ужасное. Кое-как по грязи дотопали до отведенного нам пятачка. Интересуемся – на чем сидеть? В ответ – на ведрах! Так и прошло мое первое филармоническое крещение.

Позже нам часто приходилось выступать в коровниках, причем в рань несусветную. Там дойка начиналась в пять часов утра. Как-то нас привезли в совхоз в четыре утра. Ведущий программы Евгений Бельжицкий, начиная концерт, пошутил по этому поводу: «Дорогие друзья! Вы еще не легли спать, а мы уже у вас!».

В то время считалось обычным делом артистам филармонии выступать на полевых и рыболовецких станах, прямо у станков, в красных уголках на предприятиях. Таким образом мы приближали искусство к трудовым коллективам.

Однако были у нас и большие гастроли – мы ездили на Курилы, Камчатку, в Якутию. Хабаровский край. Платили нам хорошо. По плану в месяц мы должны были сделать 17 концертов. А если давали по 20–23 выступления, за это шла доплата. Правда, дома нас почти не видели.

Наш концертный рай закончился с началом перестройки. Филармонию перевели на хозрасчет. Заработки упали. Люди разбежались по другим коллективам. Меня пригласил к себе работать в Аниву директор детской музыкальной школы Геннадий Красовский. Так в моем творчестве начался анивский период.

Казачий круг

– Работая в то время на Сахалинском ТВ, мне довелось снять музыкальный фильм о вашем замечательном ансамбле русской и казачьей песни «Русь». Он был отмечен не только в области, но и на Центральном телевидении в Москве. А чем для вас стала работа с анивским коллективом?

– Новый пласт в музыке всегда интересен. В музыкальной школе у меня была маленькая «Русь», которую я вел с учащимися. А с преподавателями и участниками самодеятельности создал еще один ансамбль с одноименным названием.

Интерес к русской песне у меня был всегда, а казачьей увлекся, обучаясь в институте искусств во Владивостоке. Там мы изучали специфику казачьей песни, ведь на волне времени в обществе появился интерес к казакам и их самобытному творчеству.

Ребята-очники привезли разные старинные музыкальные инструменты – жалейки, трещотки, окарину – и стали на них играть. Меня это очень заинтересовало, начал тоже искать необычные русские народные инструменты, нашел их и привез на Сахалин, чтобы сделать свой ансамбль в Аниве.

С русской песней все понятно, а вот новое направление было сложновато осваивать. В разных регионах казаки поют по-своему. Мы взяли за основу песни донских казаков. Я долго мучился со своими артистами в произношении текста песен на казачий лад. К примеру, надо петь «летять», а они произносят правильно по-русски – «летят», и все тут!

Что касается музыкального фильма, я тоже помню осенние телесъемки на прекрасной анивской природе, в поле, на речке, возле «хат», точнее – во дворах уютных сельских домиков с цветущими палисадниками. Участники ансамбля «Русь» были в казачьих костюмах, мужчины в форме с красными лампасами и на конях! Это было так красиво, ведь казачьей песне тесно на сцене, она любит простор.

Наш ансамбль, который просуществовал шесть лет, был востребован в Аниве, мы выступали на торжествах в городе и области. Но произошел дефолт – теперь уже в школе начались проблемы с финансированием. И снова мне помогли. На этот раз – мой первый учитель музыки Александр Семенович Герус, к тому времени он уже был директором музучилища. Узнав о моей ситуации, он пригласил меня работать в мою альма-матер.

В марте 2014 года ансамбль «Братчина» представил Сахалинскую область на IX Международном фестивале «Дни российской культуры. Русская весна–2014» в Израиле. Коллектив выезжал с гастролями в г. Харбин (Китай), дважды побывал в г.Саппоро (Япония). В 2009 году ансамбль принял участие в фестивале классической музыки «Дальневосточная весна» (г.Владивосток), а в 2010-м – в Днях российской культуры в Королевстве Бельгия «Славянская весна». В 2012 году коллектив стал лауреатом III степени в I Всероссийском фестивале-конкурсе ансамблей народных инструментов (г.Омск).

– Здесь, в музучилище, и была вами создана первая «Братчина»? Ведь, насколько мне известно, нынешний – филармонический коллектив под таким же названием уже другой. Это так?

– Все верно. В первый год своей работы создал из студентов училища ансамбль народных инструментов «Братчина». В старину «братчиной» назывались на Руси артели, куда входили столяры, плотники, печники, которые, объединившись, ходили по деревням и селам и строили дома, другие постройки. А мы построили ансамбль.

Но вскоре ребята, окончив учебное заведение, разлетелись кто куда. А тут еще в перестроечное время интерес к баяну у молодежи резко пошел на спад. Я снова остался без работы, а главное – осталась неосуществленной задумка создать первый в островной области взрослый профессиональный ансамбль народных инструментов. Думаю, надо что-то делать. На лето съездил к друзьям в Биробиджан, посмотрел, как в тех краях обстоят дела музыкальные. Оказалось, похуже, чем у нас.

Вернувшись на Сахалин, первым делом отправился к начальнику областного управления культуры Владимиру Беджисову. Показал ему записи студенческого ансамбля «Братчина», попросил для нового профессионального коллектива ставку для оркестрантов, хотя бы 5 тысяч рублей. Он посмотрел мои выкладки и говорит: «Надо подумать. Приходи через месяц…».

Прошло время, и вдруг Владимир Гаджиевич сам приходит в музучилище и говорит директору – Ирине Викторовне Герасимовой – о необходимости создания профессионального коллектива «Братчина».

Руководитель областного управления культуры дал нам четыре месяца, чтобы посмотреть, на что мы годны. Программа на 30 минут всем понравилась, и тогда нам предоставили и ставки, и инструменты, и костюмы.

Сейчас наш профессиональный ансамбль народных инструментов «Братчина», созданный в 2005 году на базе Сахалинской областной филармонии, хорошо известен, и не только в регионе. В наших концертных программах звучат популярные русские народные мелодии, а также современные обработки городских песен, джаз, рок-н-ролл и даже столь непривычное для домры исполнение американского кантри. Но мне больше нравятся лирические произведения, песни военных лет, а также 50–60-х годов.

Блюз для оркестра

– Помимо работы с «Братчиной» и преподавания в колледже искусств, вы руководите оркестром народных инструментов учебного заведения. Чем стала для вас эта оркестровая деятельность?

– Еще одной отдушиной. Когда уехал с Сахалина отличный музыкант и аранжировщик Михаил Чугунов, я стал вести в училище его коллектив – оркестр народных инструментов. И работаю с ним уже 13-й год. Но и ансамбль «Братчина» мне дорог. Недавно, в марте этого года, мы вернулись из Израиля. Там представляли Сахалинскую область на IX Международном фестивале «Дни российской культуры. Русская весна–2014». Этот фестиваль признан одним из самых престижных и крупномасштабных событий в музыкальном мире.

Один из организаторов фестиваля – АНО «Мир культуры» (г. Москва) тщательно отбирала произведения ансамбля «Братчина» для концертных программ.

25 марта мы выступили на сцене зала «Гейхал Ха-Тарбут» (г. Кармиель). Позже – в Российском культурном центре Тель-Авива у нас состоялся сольный концерт. А на следующий день на сцене «Дюна – Юд» в городе Ашдоте прошел совместный концерт российских и израильских детских коллективов и ансамбля народных инструментов «Братчина».

Как руководителю коллектива, мне приятно, что талант музыкантов и бархатный голос солистки Пелагеи Давыдовой покорили публику. «Братчина» приготовила подарок и для израильтян — «Фантазию на тему двух еврейских песен». Восторженная публика кричала «Браво!» и «Бис!».

А это многое значит для музыкантов. Ведь мы работаем для людей, для того, чтобы от нашей музыки, где бы мы ни находились, – у всех возникали только положительные эмоции, становилось лучше и светлее на душе.

Блиц- опрос

Ваши увлечения?

– Музыка. В детстве увлекался рыбками. У меня был аквариум, я сам ухаживал за своим рыбьим царством. При этом люблю рыбалку, только зимнюю, поскольку летом нет отбоя от комаров. В школьные годы увлекался футболом и хоккеем. В студенчестве нравилось в ДК железнодорожников играть в настольный теннис.

– Что вы приемлете в людях, а что категорически не воспринимаете?

– Мне по душе люди рассудительные, добрые, щедрые, умеющие прощать. Предательство, жадность и меркантильность считаю самым большим человеческим злом. Ценю в людях честность, искренность, обязательность и любовь к своему делу.

– Верите в гороскопы? Кто вы по знаку зодиака?

– Если верить звездам, я Телец. Говорят, упрямство – его характерный штрих. Оно и впрямь периодически пробивается во мне. Но с годами становлюсь более покладистым. Гороскопы, если попадают под руку, читаю только из интереса.

– Где и как предпочитаете отдыхать?

– С друзьями на море или близ другого водоема. Однако отдых в лесу тоже нравится, ведь я вырос в лесной местности в Колендо, а там – грибы, черника, морошка. До сих пор не прочь отправиться за дарами природы.

– Что значит для вас семья?

– Это самое близкое и родное. Но не всем, к сожалению, удается ее сохранить.

– Ваши мечты. О чем они?

– Чтобы профессия музыканта жила и была востребована в обществе. Чтобы люди снова потянулись к живой музыке, стали больше играть на инструментах, а не на компьютерных заставках. Хочется верить, что прибавится внимания к профессионалам, а в областном центре наконец-то будет построен дом для работников культуры. А пока мы живем надеждами и творчеством – учим студентов и готовим новые концертные программы.

Фото из личного архива С. Г. Суханова

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или