С музыкой по жизни

понедельник, 2 июня 2014, 12:56

10550

Автор: Юлия Шинкоренко

Более 40 лет заслуженный работник культуры РФ Анатолий Жук работает в Сахалинском колледже искусств

До, ми, соль, и ре, фа, ля

«Хотите, я вам сыграю?» – с блеском в глазах спрашивает Анатолий Михайлович.

Его пальцы с необычайной легкостью скользят по черно-белым клавишам старенького рояля, а те звонко откликаются на легкие прикосновения волшебными звуками.

Анатолий Жук скромно называет себя уездным учителем, мне же кажется, что он – настоящий гуру. Интересуюсь, в каком возрасте лучше начинать осваивать инструмент.

– Начать никогда не поздно. Тут главное – усидчивость. Хотите, за неделю научу вас играть на фортепиано? – откликается мой собеседник и тут же начинает объяснять, где нота «до», а где «соль».

Но мне, как человеку, далекому от мира музыки, нелегко понять даже разницу между фортепиано и пианино. Анатолий Михайлович с радостью проводит для меня ликбез: «Эти два инструмента отличаются средствами музыкальной выразительности. У фортепиано звук усиленный, у пианино – уменьшенный».

Заслуженный работник культуры Российский Федерации Анатолий Михайлович Жук более 40 лет работает в Сахалинском колледже искусств. Долгие годы он ведет курсы сольфеджио, полифонии, методики, композиции.

Сегодня десятки его учеников работают музыковедами, преподавателями детских музыкальных школ и школ искусств.

Анатолий Михайлович не просто педагог – профессионал высочайшего уровня, он – удивительно творческая личность.

Музыка для него стоит на первом месте – это смысл жизни. За 55 лет трудового стажа мысль сменить работу не возникала ни разу. Даже с возрастом (в 2013 году он отметил свое 80-летие), когда ему, как уроженцу юга России, стало трудно переносить сахалинский климат, А. Жук поехал в отпуск в Керчь с намерением остаться, но пробыл там всего три месяца. Тянуло на Сахалин – к студентам, к музыке…

Личный Паганини

Среди родственников Анатолия Михайловича профессиональных музыкантов не было. Отец, директор кинотеатра в Керчи, знал всего одно произведение – «Раскинулось море широко», и то всегда пел его в разных тональностях.

Мама вечера в ожидании отца с работы коротала с гитарой. Маленький Толя всегда заслушивался ее игрой и пением. А сосед-однофамилец, который мог играть на балалайке два-три аккорда, казался мальчику настоящим Паганини.

Когда после освобождения Керчи в 1944 году семья А. Жука вернулась в родовой дом из Алма-Аты, дядя подарил мальчику небольшой – на 32 баса – аккордеон. Тот с радостью приступил к его освоению.

В 19 лет парень подумал, что фантастического аккордеониста из него все равно не выйдет, но учитель Григорий Гордеевич посоветовал ехать поступать в Краснодар. Так, с аккордеоном в руках наш герой отправился в самое сердце Кубани.

С кнопочек на клавиши

Поступил А. Жук на теоретическое отделение Краснодарского музыкального училища. На третьем курсе его призвали на военную службу на три года, учебу пришлось оставить. После демобилизации он не бросил начатое, а восстановился в учебном заведении.

– На теоретическом отделении нельзя было играть на аккордеоне. Разрешали только на рояле. Мне было трудно переключиться с кнопочек на клавиши, но благодаря усилиям педагога я преодолел эти трудности, – рассказал А. Жук.

После окончания училища в 1958 году Анатолий Михайлович устроился работать в музыкальную школу, позже окончил Одесскую консерваторию.

Однажды, прогуливаясь по Керчи, А. Жук встретил свою знакомую с Сахалина. Разговорились, она позвала на остров и предложила работу в колледже. Он согласился.

– Решающим фактором стало желание развиваться дальше. После консерватории я стоял на месте, остановился как профессионал. В школе много работы, но после 13 лет она становится однообразной, – поделился мой собеседник. – В колледже мне предстояло контактировать с более взрослыми людьми, а для этого нужно было постоянно готовиться, все время совершенствоваться. Если преподаватель не работает над собой ежедневно, он отстает от современности в целом и от конкретного вида искусства в частности.

В 1971 году А. Жук приехал на остров и устроился на работу в колледж искусств, тогда еще – музыкальное училище.

Мечта сбылась

А. Жук – инициатор, музыкальный руководитель и аранжировщик первого на Сахалине камерного эстрадного оркестра. Эти навыки он приобрел еще в училище, где собрал квартет.

Симфонический оркестр был основан в 1996 году. Сначала в его составе было всего 20 человек. Чуть позже к струнно-смычковой группе, скрипке, альту, виолончели и контрабасу, подключились гобой, флейты, саксофоны, ударные, появились солисты.

Сегодня в состав оркестра входят преподаватели, студенты Сахалинского колледжа искусств и приглашенные музыканты, бывшие выпускники, а ныне преподаватели школ искусств. В программах концертов звучат симфонические, хоровые, камерно-вокальные произведения зарубежных и отечественных композиторов, музыка театра и кино, эстрадно-джазовые композиции.

Творчество на бумаге

Впервые увидев Анатолия Михайловича на сцене, трудно сдержать удивление от того, с какой самоотдачей и экспрессией он работает. Дирижер отдает себя без остатка, выкладывается по полной, заряжает энергией.

– Каждое произведение по-своему прекрасно. К примеру, там, где звучат трагические нотки, следует вложить больше динамики. Для этого нужны тромбоны и саксофоны, а в противовес, для смягчения – скрипки, альт, виолончель, – отмечает мой собеседник.

Удивляюсь, откуда он знает, когда и какому инструменту следует подключиться. Оказывается, самое сложное – расписать партитуру так, чтобы играли все 30 человек. Для этого нужно уметь как бы «предслышать» идеальный звук, знать, как он «выглядит». Знание музыкально-теоретических дисциплин позволяет оперировать богатой системой эталонов исполнения, внутренне прочувствовать каждое созвучие и каждый ритмический оборот.

Сначала А. Жук расписывает партитуру для целого оркестра, после – для каждого музыканта. Работа эта очень ответственная и трудоемкая. Если пропустить в произведении хоть одну ноту – а их миллионы – или спутать ее с другой, которая окажется чуждой тому или иному аккорду или интервалу, то получится диссонанс, неблагозвучие.

Анатолий Михайлович показал мне черный саквояж весом килограммов 50, не меньше. В нем хранятся ноты, написанные им за год. Чтобы расписать одно произведение, нужно около двух недель. Страшно даже представить, что, когда меняется состав оркестра, нужно менять и аранжировку.

Классика есть классика

Анатолий Михайлович признался, что может играть сутками. Его любимые – произведения Арканджело Корелли, Антонио Вивальди, Иоганна Себастьяна Баха, Фредерика Шопена, оперы Александра Бородина. Из симфонической музыки предпочитает концерты Петра Чайковского, Сергея Рахманинова.

– Это мои настольные произведения, готов их слушать хоть каждый день, – поделился А. Жук. – Классика есть классика – это основа всей легкой, эстрадной и даже джазовой музыки. Средства и содержание музыкальной выразительности постоянно меняются, но я выбираю те произведения, которые волнуют, а не те, которые забываются на второй день.

С этой музыкой Анатолий Михайлович и идет по жизни, даря свое творчество слушателям, а знания – студентам.

Фото из архива Сахалинского колледжа искусств.

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или