Эпизоды вне жизни

четверг, 22 сентября 2011, 22:21

12033

13-летней невельчанке, у которой обнаружена опухоль головного мозга, очень хочется танцевать и гулять одной.

Социальную акцию «Поможем всем миром» издательский дом «Губернские ведомости» проводит с декабря 2009 года. Благодаря этому проекту мы собирали средства на лечение детей-инвалидов и решение бытовых проблем в семьях, где они воспитываются. Впервые за это время наша акция вышла на район. С просьбой о поддержке обратились журналисты из Невельска. Наши коллеги рассказали в местном СМИ грустную историю о 13-летней невельчанке, которая серьезно больна. Мы очень надеемся, что ее беда не оставит равнодушными всех жителей области.

АТАКИ НОЧЬЮ И ДНЕМ

При взгляде на Татьяну и Настю Плотниковых можно подумать, что они сестры: старшая дочь уже не уступает маме по росту. И тем более не верится, что девочка воспитывается в многодетной семье. Татьяне, несмотря на наличие троих детей, удалось остаться стройной и подтянутой. Она растит двоих дочерей и сына одна, но молодую женщину не пугают бытовые трудности. Заботы многодетной мамы кажутся ей такими мелкими по сравнению с тем, что случилось с ее старшей девочкой.

Первый тревожный звоночек прозвучал, когда Насте исполнилось пять лет. Тогда она жутко напугала маму и бабушку. У малышки совершенно неожиданно случился приступ, похожий на эпилептический. Ее обследовали в Южно-Сахалинской детской больнице, но ничего страшного не нашли. Приступы больше не повторялись, и Татьяна успокоилась: мало ли что бывает с маленькими детьми? Жизнь пошла своим чередом, Настя начала ходить в школу, мама записала ее на бальные танцы… Но оказалось, что болезнь затаилась и на целых семь лет взяла тайм-аут.

В 12 лет у Насти начались подобные приступы. Самое страшное, что они стали атаковать девочку ночью, когда та спала. Большие приступы сопровождались сильными судорогами: Настя потом долго приходила в себя, у нее не сразу восстанавливалась речь. Малые приступы, мучавшие ее днем, мама Насти называет «замиранием». У дочери совершенно неожиданно останавливался взгляд, нарушалось дыхание, и на несколько минут она полностью выпадала из действительности. Потом девочка постепенно приходила в себя. Настя говорит, что, когда происходят эпизоды потери сознания, так врачи называют эти непонятные состояния, она абсолютно не помнит, что с ней происходит, и не может себя контролировать. Просто сначала девочка словно проваливается в черную дыру, а потом жизнь возвращается снова: сначала звуки, запахи, краски, а потом ощущение собственного тела… В такие моменты очень важно, чтобы с Настей кто-то был рядом и помог ей. Иначе, без помощи взрослых, во время приступа она может упасть и покалечиться.

ПОД НАРКОЗ – С УЛЫБКОЙ

После того как болезнь возвратилась, в Настиной жизни начались сплошные минусы. Ей несколько раз пришлось лежать в больнице без мамы, постоянно ездить в областной центр на обследование. Когда она последний раз находилась в неврологическом отделении, прислала sms-ку: «Мама, меня несколько раз обследовали на томографе». Сердце у Татьяны сжалось от чудовищного предчувствия. Материнское чутье не подвело. В разговоре с глазу на глаз врач сообщил, что у Насти обнаружено новообразование в правой височной доле головного мозга. Но какого оно характера, пока неизвестно. Перед Татьяной поставили жесткие условия: хотите спасти ребенка – максимум через месяц вам нужно лететь на обследование в Москву. Пока Татьяна оформляла документы, ее дочь сидела на сильных противосудорожных препаратах. Благодаря им судороги прекратились, но у этих специфических медикаментов есть масса серьезных побочных действий. После них чувствуется слабость, начинается головокружение. Из-за состояния здоровья девочке пришлось на время прекратить учебу: почти всю минувшую весну они вместе с мамой собирали справки, необходимые для поездки в столицу. В конце июня Плотниковы приехали в Российскую детскую клинику, где занимаются как раз такими особыми случаями. Все восемь часов полета Татьяна места себе не находила, неизвестно, как отреагирует дочь на перепады высоты. К счастью, все обошлось. Наверное, еще и потому, что Настя, несмотря на диагноз, решила ни за что не сдаваться.

В Москве она поняла, что не ей одной судьба предназначила тяжкое испытание. В клинике лечились сотни тяжело больных детей, и многие – гораздо младше Насти. У нее появились новые друзья – 13-летняя Юля из Подмосковья с онкологическим заболеванием и 12-летний Айзар из Саратова, перенесший три операции на головном мозге и две – на позвоночнике. Совсем юные жизни, объединенные страшным несчастьем… Татьяна говорит, что по больничному коридору она ходила не поднимая головы – просто жутко было смотреть на больных детей: с масками на лице, трубками в горле, перебинтованной головой. Словно маленькое побитое войско, которое вступило в жестокую схватку с болезнью…

На сложнейшую операцию Настя шла с улыбкой – знала, что с ней не случится ничего плохого. Хирурги собирались делать трепанацию черепа, и накануне ей пришлось полностью сбрить волосы, которые в то время отрасли ниже плеч. Девочка продолжала улыбаться, когда ей вводили наркоз, чем удивила даже видавших виды врачей. Какой у вас сильный ребенок, всем бы такой характер, сказали потом Татьяне. Операция длилась четыре с половиной часа и обошлась малой потерей крови. Настя, которую тут же разбудили, чтобы проверить все жизненно важные функции, и дальше держалась молодцом. На пятый день она начала подниматься, на шестой – потихоньку ходить, а через две недели сахалинку выписали. Девочка знала, что ей удалили злокачественное образование второй степени и впереди у нее – долгая борьба за выздоровление. Кстати, на материке, и тем более в Москве, наша землячка была первый раз. «Честно говоря, столица мне не очень понравилась, – призналась Настя. – Шумно, много людей. Сахалин лучше. Когда вырасту, хочу переехать в Южный».

КОГДА СМЕЯТЬСЯ ГРЕШНО

Сейчас Настя проходит не менее сложный период реабилитации, и каким он будет, тоже во многом зависит от ее настроения и реакции организма. Когда спадет отек мозга, на что иногда уходит полгода, Насте нужно будет сделать контрольное обследование в Южно-Сахалинске. Потом ее ждут в Санкт-Петербургском институте головного мозга, где есть уникальная аппаратура для обследования таких новообразований. Нейроонкологи будут решать вопрос, что делать с Настей дальше – оперировать повторно или проводить химиотерапию. Поскольку опухоль была злокачественной, неизвестно, как болезнь поведет себя дальше. Считается, что головной мозг человека до сих пор мало изучен, и даже опытным светилам известных клиник трудно предсказать, какие последствия будет иметь то или иное вмешательство. На лечение девочке снова предстоит лететь в Москву, в тот же медицинский центр: в общем, впереди – одни путешествия.

С начала нового учебного года Настя перешла на домашнее обучение. Когда одноклассники узнали о ее болезни, отношение к девочке резко поменялось. Дети устроили по сути дела настоящую травлю, смеялись над ней, обзывали за спиной, пытались напугать исподтишка. Все попытки классного руководителя как-то уладить конфликт ни к чему не привели, ребята продолжали потешаться над чужой бедой. Когда Настя появилась в школе после операции, одноклассники кричали ей вслед на весь коридор: «Плотникова, сними платок, ты что, лысая?!»

Мы не беремся кого-то судить, возможно, в подростковом возрасте еще сложно понять, что смеяться над больным человеком просто грешно. Но, скорее всего, родители не смогли или не захотели научить своих детей элементарным моральным законам, которые никогда не преступает порядочный человек. Тем более никто не может гарантировать, что в его жизни никогда не возникнут серьезные проблемы со здоровьем…

Сейчас Настя неотлучно находится с мамой, ей нельзя гулять одной и даже на пять минут сбегать в магазин. Татьяна боится, что у дочери может внезапно случиться приступ, а в такой ситуации о работе не может быть и речи. Пока послеоперационный шов заживает, девочке ни в коем случае нельзя травмироваться. Настя не может долго заниматься, делать физические упражнения. Хотя ей очень хочется быть самостоятельной, гулять со сверстниками и снова пойти на бальные танцы. Еще одна заветная мечта – выучить японский язык. У нашей героини есть уверенность, что постичь иероглифы ей будет несложно. «У меня хорошие оценки по английскому, но этот язык многие знают и умеют переводить. Поэтому я хочу стать переводчиком с японского», – делится Настя планами на будущее. А у ее мамы сейчас самая главная задача – собрать средства на поездку. Даже по минимальным подсчетам лечение и обследование в двух клиниках обойдется минимум в 400 тыс. рублей. Семья Плотниковых живет скромно: детские пособия, алименты и небольшая помощь родителей Татьяны – вот и все доходы. Наверное, это как раз тот случай, когда деньги на лечение Насти мы будем собирать всем Сахалином…

Желающие помочь этой семье могут перечислить средства

на счет № 42307.810.2.5034.1829306

Филиал АК СБ РФ ОАО Южно-Сахалинское

отд. № 8567 г. Южно-Сахалинск

Счет открыт на имя

Татьяны Михайловны Плотниковой

По всем вопросам можно обратиться к автору статьи по тел. 42-43-34 или в приемную по тел. 43-26-22.

Автор: Анна Сухоребрик