Нет страшнее той войны

среда, 29 апреля 2015, 16:10

Авторы: Татьяна Лукина

Нине Арестовне Калашниковой в 1945 году исполнилось лишь десять лет. В детскую память навсегда врезались долгие четыре года войны и бурная ночь на 9 мая

Пролетают кони…

– Мы были ссыльные, – рассказывает наша героиня, – всю семью (мать, отца и пятерых детей) в 1933 году репрессировали и из Омской области сослали в Казахстан.

Семья поднимала целину в забытом богом казахском селении Шартанды. На войну в сорок первом ушли два брата Нины. Младший, Яков, повоевал недолго. Уже в 43-м его комиссовали домой по ранению. У бойца были тяжелейшие травмы, снарядом ему буквально вырвало икры на ногах. Немного оправившись после ранений, Яков пошел работать в школу, стал директором. В школе он готовил старшеклассников к войне.

– Как сейчас помню, – рассказывает Нина Арестовна, – занимался он с ребятней на школьном дворе, учил кидать «гранаты» – деревянные заготовки. Автоматы деревянные были у всех. Строем ходили, песню пели: «Пролетают кони, да шляхом каменистым…».

Нина Арестовна со слезами вспоминает, что тогда в ней с трудом можно было распознать девочку, она больше походила на мальчишку-сорванца. Все эти школьные учения с деревянными боеприпасами она прошла от и до, ходила строем со старшеклассниками и горланила строевую песню.

Миллионы документов свидетельствуют о том, как тыл помогал ковать Победу. Свой вклад старались внести все, кто не попал на фронт. Нина не стала исключением. Вместе с другими ребятами она вязала бойцам носки, рукавицы с двумя пальцами – чтобы удобно было в них стрелять. В школу с фронта даже пришло письмо, заветный треугольничек, в котором солдаты выражали свою искреннюю благодарность юным мастерицам и мастерам (мальчишки тоже прекрасно вязали).

Второй брат Нины на фронте был шофером. Наша героиня до сих пор удивляется его немыслимому везению. Действительно, судьба благоволила Василию.

– Представляете, начнут немцы бомбить колонну, все машины подорвут, а его – целехонька! – рассказывает моя собеседница. – Возил он на передовой мины в кузове, в любой момент могли рвануть, а не рванули. Василий пришел с войны – ни царапины.

Свою будущую жену везунчик Василий встретил на фронте – красавица, глаз отвести нельзя. Нина Арестовна поведала историю, ставшую в их семье легендой. О том, как невеста брата хитро расправилась с одним немецким солдатом, позарившимся на ее девичью красоту:

– Косы у Анны были с руку толщиной и до пола длиной. Когда фриц начал приставать, она, как бы играя, флиртуя с ним, накидывала петлями косы ему на шею. И потом резко дернула и задушила!

Война есть война

Нина Арестовна прекрасно помнит день, точнее, ночь, когда в Шартанды прилетела весть о Победе.

– Внезапно поднялся за окном сильный шум, гам. Все кричат, ничего не разберешь. Люди испугались, повыбегали из домов. Выбежали и мы. Смотрим – народ ликует! А почему, сразу и не сообразишь. Яков, помню, даже лопату схватил, обороняться. Война есть война.

Лишь спустя некоторое время маленькой девочке стало ясно, почему люди высыпали на улицу, почему они обнимаются, плачут и смеются. Детей старались не пускать в эту кашу, но кто удержит юркую девчушку?

Всю ночь до утра гудели Шартанды. Когда начали возвращаться с войны солдаты, в селении были настежь отворены двери каждого дома. Люди друг у друга спрашивали, видел ли кто на фронте их родных и близких.

В Казахстане семья маленькой Нины прожила до 1947 года, после перебрались на Кавказ. Уже оттуда Нина Арестовна приехала на Сахалин по вербовке. Она и по сей день живет в Южно-Сахалинске, ставшем ей родным.

Наша героиня прекрасно помнит, как после войны отмечали 9 Мая. В то время этот день проходил тихо. И этому есть свое объяснение: как веселиться, когда у соседа, у друга, у коллеги по работе война отняла мужа, отца?

В марте 2015 года Нина Арестовна отметила юбилей – 80 лет. Редакция нашей газеты от всей души поздравляет землячку с Днем Победы и желает здоровья и счастья!

Между прочим

Своим необычным отчеством Нина Арестовна обязана деду. Он был бедным батраком, когда влюбился в купеческую дочь. Любовь была взаимной, молодые тайно обвенчались. Но их союз не был признан законным, ведь родители невесты были против неравного брака. Отец лишил дочь всех регалий и званий, выгнал из дома.

Когда родился отец нашей героини, естественно, он стал незаконнорожденным ребенком. Местный священник в наказание за непослушание его родителей дал имя младенцу – Орест (в ЗАГСе по ошибке в отчестве исправили «О» на «А»).

Когда Оресту исполнилось 17, он решил отомстить злому попу и утопить его в проруби. Однако замысел юноши был раскрыт, его избили и хотели даже посадить в тюрьму. Но началась гражданская война, и парень избежал наказания, уйдя воевать.

Фото из семейного архива Н. А. Калашниковой

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или