«Глуши трактора!»

четверг, 7 мая 2015, 16:11

Автор: Татьяна Тихонова

Первый за всю войну ее выходной пришелся на 9 мая

Декабрина Михайловна Пушкарева родилась в 1924 году. Когда началась война, ей исполнилось семнадцать. Она, как и многие в то время, хотела попасть на фронт – для этого отучилась на санинструктора. Однако девушку на передовую не отправили, выдали военный билет и сказали: когда надо будет – призовем…

– На тот момент я жила в Александровске-Сахалинском, работала в совхозе трактористкой. Выращивали картошку, свеклу, морковь, капусту. В основном картофель, который в том числе сушили для фронтовых нужд.

Тракторов в совхозе было немного – четыре на все предприятие. И управляться с тяжелой техникой молодым девчонкам было непросто – механик заведет трактор, отправит тебя в поле, а машина возьмет да заглохнет.

– Со слезами бежали к механику: «Петр Иваныч, трактор заглох!» И он, конечно, помогал всегда. Только вздыхал: эх, мол, девчонки… – рассказывает Д. Пушкарева.

Правда, со временем девушки приловчились к технике.

Декабрина Михайловна работала сначала на небольшой колесной машине, потом – на гусеничной. Заканчивались дела в александровском совхозе, работниц перебрасывали на другие объекты – в поселки Красный Яр, Михайловку. Зимой тоже не сидели без дела – ремонтировали технику.

Пахали с утра и до позднего вечера. Без выходных и праздников. Без денег – только за еду. Давали карточки на хлеб, трактористкам, кстати, из-за тяжести работы распределяли по 800 граммов продукта, детям полагалось по 400 граммов, служащим – 600.

– И носить было нечего – лыжный костюм замасленный, который и постирать не в чем, – вспоминает Декабрина Михайловна. – Кипятили золу в воде, и в этом стирали. А холод! Сядешь в трактор и, извините, попа примерзает к сиденью!

А если мерзли руки, выскакивали греться у выхлопной трубы. Потом обматывали их тряпками и ехали дальше. Работали – не роптали.

А еще слушали сводки с фронтов. Левитан каждый день рассказывал всем советским людям о передвижении войск.

– Когда наши отступали – столько слез было! – делится Д. Пушкарева. – А потом стали наступать – и наоборот – радость! Помню, что 9 мая 1945 года был прекрасный солнечный день. Мы вышли на работу, только завели трактора, а механик нам кричит: «Девчата, глуши! Победа!».

Боже мой, сколько радости было! У меня до сих пор слезы на глазах! Столько счастья, что наконец-то закончилась эта проклятая война. Разве что радость омрачалась скорбью о тех, кто ушел на фронт и не вернулся… Все плакали, обнимались. А потом пошли в клуб, провели небольшой митинг, и на работу мы в тот день уже не вернулись – устроили первый за всю войну выходной.

После этого девушка все-таки приняла участие в военных действиях, но только уже не на Западном фронте, а в боях с японцами. Служила санитаркой, выносила из боя раненых…

Было непросто, спасать людей приходилось под прицельным огнем японских снайперов – «кукушек».

– Слава Богу, все обошлось, – констатирует Декабрина Михайловна. – Хотя морально было тяжело: увидишь нашего раненого бойца, и сердце кровью обливается. А у меня еще братишка воевал на Сахалине, и я в каждом парне видела именно его, поэтому, наверное, ко всем относилась как к родным. Каждому хотелось не только облегчить боль, но и сказать ласковое слово. Тяжелые были времена, поэтому для нас, ветеранов, слово «мир» равноценно слову «счастье»...

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или