В поисках старой веры

5504
Пт • 27 ноября 2015 • 14:39
Татьяна Тихонова

Двое исследователей с Сахалина отправились в США, чтобы найти там старообрядцев и узнать: смогли ли они сохранить свою самобытность

В мире Голливуда и Макдональдса

– Мы живем в мире Макдональдса, телевизора и Голливуда, и все люди планеты мыслят и ведут себя примерно одинаково, – начинает свою лекцию для первокурсников кандидат философских наук, доцент Южно-Сахалинского института Российского экономического университета имени Г. В. Плеханова Кирилл Товбин.

Он давно занимается исследованием русских староверов. Недавно благодаря гранту Российского гуманитарного научного фонда вместе с журналистом и литератором Артемием Семичаевским он отправился в США, чтобы там – на когда-то российской Аляске – найти общину староверов и понять: сохранили ли они свою культуру в совершенно чуждой среде. В том самом мире Голливуда и Макдональдса.

– Больше всего, отправляясь туда, мы хотели узнать: можно ли в современном мире сохранить свой традиционный уклад жизни. Ведь именно США определяют сегодня все контуры современности, – говорит Кирилл Михайлович.

Но сначала немного истории. О том, как, собственно, старообрядцы появились на Аляске. В начале XX века к власти в России пришли большевики. Старообрядцы тяжело переживали приход советской власти, которая позиционировала себя как атеистическая и, в частности, утверждала, что дети являются собственностью государства, а не семьи. Староверы пытались бороться, некоторые устраивали восстания, как, например, прадед Кирилла Товбина, который перебрался из Сибири в Александровск-Сахалинский, где был расстрелян в 1937 году.

Куда бежать дальше?

Кто-то же выбрал другой путь и просто ушел из России. Сначала староверы перебрались в приграничный Китай. Там они благополучно прожили лет тридцать, однако и в этой стране в 1950-х годах к власти пришли коммунисты. И встал вопрос: куда бежать дальше? Уезжали староверы в Австралию, Гонконг, Бразилию… Из Бразилии они переселились в штат Орегон (США), там до сих пор живет большая община староверов. В это же время в штате Аляска были очень хорошие льготы для новых переселенцев. Например, бесплатно на год давали в аренду трактор. Свои деньги тратились только на горючее.

Так, в 1968 году (в общем-то, не так уж давно) старообрядцы переехали на Аляску, и ныне это единственная в мире деревенская община староверов, где они живут по старинным укладам и обычаям – мужики носят подпоясанные рубахи, женщины и даже девочки – сарафаны. Замужние обязательно ходят с покрытой головой.

Похожие на нас

– Мы добрались до города Анкориджа – это реальная столица Аляски и самый большой ее город, – вспоминает К. Товбин. – Формальная же столица штата – город Джуно, который немногим больше Корсакова.

Анкоридж, как выяснилось, очень похож на Южно-Сахалинск – даже по планировке, люди на Аляске похожи на сахалинцев, да и сам штат чем-то напоминает наш остров. По крайней мере, природными ландшафтами и нефтяной составляющей в экономике.

Первая старообрядческая деревня, которая была на пути сахалинцев, – Николаевск-на-Аляске.

– Заезжаешь туда и сразу видишь русскую православную старообрядческую церковь, – говорит Кирилл Михайлович. – Там проводят службы на старославянском языке. Однако вот незадача – знают его только священник и несколько стариков.

В результате возникают, например, такие казусы. Вместо «Господи, помилуй нас» молодые церковные чтецы произносят: «Господи, помилуй найс»…

Получается, что жители Николаевска читают по-церковнославянски, не понимая при этом ни слова. Они выучили буквы, но не знают языка. Иначе как феноменом это назвать нельзя, считает К. Товбин.

– Самым большим разочарованием было то, что от старообрядчества там осталось только внешнее: рубахи, сарафаны и эпизодическое посещение храма, – поясняет он. – Старообрядцы в Николаевске не ведут своего хозяйства – там нет ни коней, ни коров, ни свиней – лишь немного кур. Там практически никто не занят традиционным деревенским бытом – и мужчины, и женщины работают на светских предприятиях, отовариваются в супермаркетах, питаются в кафе, активно используют Интернет. Правда, в сарафанах и рубахах…

У этой девушки-староверки спросили: "Можно вас сфотографировать?" "Конечно, нет", - ответила она и осталась...
У этой девушки-староверки спросили: "Можно вас сфотографировать?" "Конечно, нет", - ответила она и осталась...

На Аляске исследователи встретили один-единственный дом, оформлением похожий на традиционные избы староверов. Все остальные жилища – типичные американские коттеджи, даже с гномами на газонах, как в кино. Обстановка в домах – также типично американская. То есть избежать вовлечения в американский образ жизни староверам все-таки не удалось, считает исследователь.

Найти беспоповцев

Чем еще занимаются русские староверы на Аляске? Строительством и рыбалкой. Причем многие зарабатывают на этом хорошие деньги. Приравненные к коренному местному населению, староверы могут вылавливать по 10 рыбин в день на члена семьи, в итоге получается приличное количество.

Кстати, интересный момент: потомков русских, которые изначально населяли Аляску после ее открытия, там не осталось – все перебрались в Россию еще в XIX веке.

– После Николаевска мы решили поехать в самую глушь, чтобы найти более традиционных старообрядцев, так называемых беспоповцев – то есть тех, кто обходится без священников, – продолжает рассказ Кирилл Михайлович. – Мы поехали на юг Аляски, в городок под названием Хомер. Знали, что в его окрестностях живут старообрядцы, но куда именно ехать – толком не представляли. Как туда добраться? Автобусов там, кстати, нет. С автобусами в США вообще беда, а на Аляске – тем более.

Обычный американский супермаркет - ода гигантизму
Обычный американский супермаркет - ода гигантизму

Но помог случай. В супермаркете путешественники столкнулись с молодым старовером по имени Кирилл. Говорил он по-русски плохо, но понятно. Оказалось, что он из села Вознесенка, куда как раз хотели попасть исследователи.

– Кирилл любезно согласился нас подвезти, и началось наше странствие по местам, где живут «истинные» старообрядцы, – говорит К. Товбин.

Люди в Хомере занимаются рыбалкой и зарабатывают на этом большие деньги. Русские ездят на огромных машинах и оплачивают покупки наличными, что для США – большая редкость. Однако, опять ж, «блага цивилизации» рядом. Не покупать еду в супермаркете? У староверов такого вопроса даже не возникает. Фотографироваться? Вообще-то нельзя, но если очень хочется… То же самое с прослушиванием музыки и просмотром фильмов. То есть американо-русский старовер может ходить в рубахе, но при этом слушать, например, Леди Гагу на айподе, и это никого не шокирует. Впрочем, может быть, это и правильно…

Не входить! Частная собственность

– Староверы в США постепенно удалялись от цивилизации, но она все равно настигала их, – комментирует Кирилл Михайлович. – Тогда они уезжали еще дальше.

Самое отдаленное село, в котором побывали исследователи, называется Качемак, там живут старообрядцы, которые как раз хотели уехать подальше от цивилизации. Там совершенно неприступные места – чтобы попасть в деревню, надо два часа спускаться по очень крутому склону. Кроме того, перед входом в село висит знак «Не входить! Частная собственность». Таким образом староверы пытаются оградить себя от любопытных, чужаков и даже тех, кто честно пытается изучить их быт. Впрочем, сахалинским исследователям повезло – им удалость не только войти в село, но и пообщаться с местными жителями.

Артемий Семичаевский (справа) и Кирилл Товбин (в центре)
Артемий Семичаевский (справа) и Кирилл Товбин (в центре)

Хотя на самом деле такое проникновение в село было чревато – в США свято блюдут понятие частной собственности, и хозяева могут даже применить оружие. Причем без предупреждения…

Кстати, только в Качемаке сахалинцы впервые увидели заборы. И не только заборы, но и колючую проволоку, что для США вообще нетипично.

Зато, видимо, во многом благодаря обособленности, дети там говорят по-русски.

Девочка-староверка
Девочка-староверка

– У них дома очень жесткие требования: если ребенок заговорит по-английски, может последовать наказание, – поясняет К. Товбин.

Тем не менее молодежь, которую не устраивают существующие в общине порядки, конечно, уезжает из родных мест. Впрочем, так же, как и везде…

Я думаю, подчеркивает Артемий Семичаевский, что еще будут места, где староверы, которые не соблазнились сайдингом и иными плодами прогресса, смогут хранить свои религиозные обычаи и самобытность.

Кирилл Товбин, однако, не столь оптимистичен:

– Я считаю, что лет через 80 от этих мест ничего не останется и вера будет окончательно утеряна. В основном потому, что молодежь не знает русского языка.

А без языка, без живого слова существующий стиль жизни становится лишь оригинальной картинкой на фоне небоскребов, супермаркетов и того самого Макдональдса, который символически поглотил современный мир.

В 1650–1660 годах патриарх Никон и царь Алексей Михайлович начали проводить богослужебную реформу. Подчиненная исключительно политическому курсу страны, она вызвала церковный раскол. Тех, кто отказался принять реформу, стали называть староверами, или старообрядцами. За неповиновение их сажали в тюрьмы и убивали.

Однако многие староверы либо тайно продолжали придерживаться старообрядчества, либо переселялись в Сибирь, где жили в уединении. Многие вынуждены были уехать за границу.

Сейчас общины староверов есть в США, Австралии, Латвии, Литве, Польше, Беларуси, Румынии, Канаде, ряде стран Латинской Америки. В России старообрядцев осталось немного, и почти все они – городские и светские, принявшие староверие как личный религиозный выбор. Истинных, деревенских, почти не осталось...

Фото из архива К. Товбина

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru