Риторический вопрос

четверг, 24 декабря 2015, 12:58

2672

Автор: Татьяна Лукина

Почему Сахалин ни о чем не спросил Владимира Путина?

Ориентиры

Сахалинские журналисты почти всегда не упускают возможности побывать на ежегодной пресс-конференции, которую дает в декабре президент страны Владимир Путин. В прошлом году делегация от нашего издательского дома тоже собиралась попытать счастья и задать вопрос первому лицу государства. Однако капризная островная погода рассудила иначе. Накануне их отлета разыгралась метель, аэропорт закрыли, и корреспонденты вынуждены были остаться дома. Не у дел остался и плакат, которым планировалось привлекать внимание президента. Ватман с наклеенными на него картинками рыбака, нашего острова и других «ориентиров», по которым Владимир Путин сразу должен был догадаться, кто просит слова, до сих пор украшает дверь кабинета нашего информационного агентства «Сахалин – Курилы».

Кстати, и в этом году с плакатом, который трепетно мастерили журналисты телекомпании перед отъездом, тоже случилась история. Но обо всем по порядку.

На эту президентскую пресс-конферен­цию были аккредитованы два корреспондента (телекомпании ОТВ и газеты «Губернские ведомости») и оператор. Подтверж­дение, что можно смело паковать вещи, пришло буквально за день до планируемого вылета.

В аэропорту Южно-Сахалинска было не протолкнуться. Возможно, сахалинцы решили не ждать повышения цен на авиабилеты и порадовать себя предновогодней поездкой уже сейчас. К слову, перелет до Москвы и обратно стоил тогда 18 тыс. рублей. Наверное, все, летевшие тем рейсом в столицу, запомнят эту цену – как самую низкую за последнее время.

«Спасибо за то, что выбрали нашу авиакомпанию», – поприветствовал пассажиров по громкой связи командир экипажа. Люди в салоне грустно усмехнулись – можно подумать, у нас была возможность выбирать? «Аэрофлот» – единственная на сегодня компания, которая осуществляет пассажирские перевозки с Сахалина в Москву. Кстати, именно об этом и хотела спросить президента журналист ОТВ Валентина Соловьева: придет ли в регион еще какой-нибудь перевозчик? И что делать островитянам, когда «Аэрофлот», как и пообещал, поднимет в 2016 году цены на авиабилеты?

Настоящая сказка

Честно, зимой в Москве я была впервые. Как говорят те, кто чаще навещает столицу в это время года, – серое небо и ранняя темень для Первопрестольной обычное дело.

Дорога от аэропорта Шереметьево до гостиничного комплекса Измайлово заняла у нас более двух часов. И это при том, что нас везли на автомобиле, то есть времени на таскание тяжелых сумок с аппаратурой по лабиринтам подземки мы не тратили.

– Сейчас в Москве с пробками просто беда, – делится водитель Регина. – А дальше будет еще хуже. У нас начинаются предновогодние распродажи, за подарками приезжают из других регионов. Получается коллапс. Смотрите – все красное! – показывает она на экране своего телефона карту Москвы, на которой в режиме онлайн красным цветом отображается максимальная загруженность автомобильных дорог.

Разместившись в гостинице, мы рванули на Красную площадь. Кому посчастливилось побывать здесь, наверное, всю оставшуюся жизнь будет сравнивать предновогоднюю площадь в своем родном городе с Красной.

В тот вечер Москву накрыл грандиозный снегопад. Огромные хлопья валили как в сказке о госпоже Метелице, которая взбивала свою перину. Центр столицы блистал миллионами огней. Казалось, здесь нет ни единого деревца, не обвитого гирляндами. Как же все-таки здорово и стильно смотрятся голые деревья, украшенные обычными елочными шариками! Электрические гирлянды здесь тоже использовались, но очень в меру. Ни тебе толстенных проводов, ни излишней яркости и переливов.

Перед входом в Центр международной торговли, где проходила пресс-конференция президента

Прямо на площади в этом году организовали каток. Тут же неподалеку – торговлю живыми елочками в горшках. Кстати, про торговлю – в знаменитый ЦУМ всегда можно было ходить как на экскурсию. Но сейчас – это просто фейерверк! Елки, флажки, снежинки везде, куда ни глянь. Даже на потолке.

Заметно, что дизайнеры в этом году сделали ставку на ретро. Представители поколения постарше, должно быть, при виде бумажных флажков и советских открыток, муляжей конфет фабрик «Красный Октябрь» и «Рот Фронт», которыми украсили елки, получили уникальный шанс вернуться в детство.

На первый-второй рассчитайся!

На следующий день нам предстояла встреча с президентом. Домашние хором объявили, что будут во время прямой трансляции изо всех сил вглядываться в экран. Из гостиницы мы рванули пораньше, чтобы успеть еще раз аккредитоваться и занять в зале максимально удобное, выгодное место. Первый «кордон» расположился во дворе у Центра международной торговли – делового комплекса Москвы, где и проходят такие пресс-конференции. Полицейские проверили наши документы. Их заинтересовал лишь тот самый плакат, точнее сверток с двумя плакатами, которыми мы планировали размахивать.

– Некультурные, экстремистские и прочие запрещенные надписи есть? – спросил страж порядка. Получив отрицательный ответ, даже не проверяя своих гипотез, дал нам войти в здание.

Второй «кордон» не был столь лояльным.

– На пресс-конференции разрешается использовать плакаты, формат которых A4 и меньше. Ваш не подходит. Вы должны его выбросить, – от человека в дорогом костюме это прозвучало как приговор.

Пока журналистка ОТВ Валентина Соловьева искала урну, я залюбовалась на импровизированную планерку, которую устроили тут же в фойе все те же полицейские. Главный ругал их на чем свет стоит, требовал выучить уже, наконец, свои позывные и устроить перекличку по рациям, чтобы он убедился, что все под контролем. Те повиновались. Вид у них был ответственный, но печальный.

Бубен, саван

В огромном фойе перед залом народ уже толпился вовсю. Журналисты снимали друг друга, сами себе что-то комментировали, телевизионщики записывали стендапы на фоне тех, кто писал стендапы. Все делились друг с другом впечатлениями, прогнозами и даже воспоминаниями. Если плотность журналистов на квадратный метр холла зашкаливала – будьте уверены, они в данный момент поймали и терзают кого-то, кому удалось задать вопрос на прошлогодней конференции.

Журналист показывает, как он собирается привлекать внимание президента

Когда открыли двери в зал, народ организованно выстроился в длиннющую очередь. Внутрь мы вошли не последние. Тем не менее свободных мест уже почти не осталось, только на самых дальних рядах. Валентина Соловьева, когда ее заставили избавиться от плакатов, не растерялась: где-то нашла маркер и старательно вывела «Сахалин» на листе обычного блокнота. Каково же было наше удивление, когда журналисты, что сидели перед нами, гордо развернули целый баннер! Внушительных размеров клеенка была явно больше формата A4. В десятки раз.

– Девчонки, вы прятали что ли баннер свой? Как вам удалось его пронести? – спросила я. Одна из них ответила «да», вторая одновременно «нет». Поняв, что прокололись, они стушевались и вообще отвернулись от нас.

Эта простыня не оставляла нам никаких шансов быть замеченными президентом и ведущим конференции. Вставать и размахивать блокнотом тоже было некрасиво – за последним рядом плотным кольцом плечо к плечу выстроились видеооператоры, если бы кто-то из нас встал или даже поднял руку, это испортило бы им всю картинку. Хотя этот факт коллег из Республики Саха не смутил, они то и дело вскакивали с мест и бесцеремонно трясли своим саваном под громкие неодобрительные возгласы суровых мужчин позади.

Журналисты в зале долго не могли усесться по местам. Три раза подряд голос в колонках призывал к порядку и прекращению броуновского движения.

Но вот президент вошел в зал, и весь перформанс наконец-то обрел смысл. Все затихли, но ненадолго. Когда становилось ясно, что ответ Владимира Путина близится к окончанию, народ тут же активизировался, все старались привлечь к себе внимание. В ход шли моноподы (специальные штативы), к которым журналисты крепили свои лозунги. А еще до начала пресс-конференции корреспондент из Ханты-Мансийска пообещал, что будет маяковать президенту ударами в специально привезенный для этого бубен.

С высшей точки

Наверное, вы уже посмотрели не один выпуск новостей о прошедшей конференции, а может быть, и видели прямую трансляцию. Поэтому пересказывать вопросы и то, что на них отвечал президент, я не буду. Замечу, что эта конференция, мягко скажем, рекордов по продолжительности совсем не побила. Когда через три с лишним часа Владимир Путин объявил о ее окончании, задние ряды, на которых, по всей видимости, и расположились журналисты из регионов, начали шуметь: «Это что такое? Как последний вопрос? Дайте слово регионам!». Но его не дали. Конечно, не то чтобы совсем. С представителями некоторых у главы страны все же сложился пусть короткий, но диалог. Тем не менее никому из представителей дальневосточных СМИ задать вопрос так и не удалось. И мы, сахалинцы, не стали исключением.

Это мало утешает, но мы все же нашли способ хоть как-то заявить о себе. Когда фронт операторов покинул один «боец», в частоколе штативов образовалась небольшая прореха. Мы поднимали в руках блокнотный листок с надписью «Сахалин», целясь, чтобы он как раз был напротив этой дыры, не закрывая ни одного объектива.

Журналист японской телекомпании выше всех держит табличку с надписью «Сахалин»

Оператор японской телекомпании не мог пройти мимо такого чувства такта, он взял нашу скромную «наружку» и держал ее вместо нас. Так получилось, что выше нашего плакатика в этом зале ничего и не было.

Конечно, все немного расстроились. Мы договорились с корреспондентом ОТВ, если вдруг нам когда-нибудь еще посчастливится побывать на пресс-конференции президента, нужно заранее и более тщательно продумать всякие приемы и средства, которые гарантировали бы доступ к микрофону. Что это будет, мы пока не знаем. Поживем – увидим.

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или