Профессор с Белых Берегов

пятница, 12 февраля 2016, 18:22

Авторы: Татьяна Егорова

Елена Иконникова – доктор филологических наук, профессор кафедры русской и зарубежной литературы СахГУ

Елена Иконникова родилась на Брянщине. В 1975 году семья переехала на Сахалин. Детство прошло в поселке Смирных, где она окончила среднюю школу. Обучалась на факультете русского языка и литературы Южно-Сахалинского государственного педагогического института (сейчас СахГУ). Получив диплом в 1994 году, осталась работать в институте – ассистентом на кафедре русской и зарубежной литературы. Преподает в главном островном вузе более 20 лет. Она – член Российского географического общества.

Петр Первый постарался

— Елена Александровна, вы — такая молодая и стильная, мама троих детей – полностью рушите стереотип образа профессора-отшельника, замкнутого только на своей науке. Впрочем, она и у вас в приоритете. А где искать истоки вашего интереса к литературе?

— Скорее всего, в детстве. Я родилась в очень интересном месте — в поселке Белые Берега Брянской области. Есть легенда, что такое красивое название дал ему Петр Первый. Проезжая в той местности, российский государь увидел, что побережье буквально осыпано белыми кустами сирени.

Икуо Ямамару, Владимир, Елена и Александр Иконниковы. Март 2011

102 научные и научно-методические публикации Елены Иконниковой изданы в России и за рубежом.

На Брянщине многое связано с жизнью известных отечественных писателей. Здесь находились усадьбы Алексея Толстого и его дяди — Антония Погорельского, автора прославившей его сказки «Черная курица, или Подземные жители». Эта первая в истории русской литературы книга о детстве была написана для племянника Алеши. В этих местах жил поэт Федор Тютчев и еще целая плеяда литературных знаменитостей. С малых лет мне рассказывали об этом. Несомненно, эти обстоятельства будили во мне интерес к чтению.

Неделю назад под редакцией Елены Иконниковой вышла очередная книжная новинка — коллективная монография «Литература Сахалина и Курильских островов». На создание книги, над которой работали в России, Японии, Корее и Китае, ушло шесть лет

Однако мое личное восприятие большого мира книг связано с отцом. Он работал электриком, при этом был книголюбом. Вечерами отец с удовольствием читал нам с младшей сестрой книжные новинки, достать которые тогда было не так-то просто. Кстати, сестра тоже стала филологом.

Дедушка по маминой линии был директором школы. Так что преподавание у нас стало делом семейным. Хотя еще малышкой я хотела стать дрессировщиком, даже пыталась дрессировать свою игрушечную обезьянку. Потом представляла себя в роли доктора-логопеда, учила всех правильно говорить. В старших классах увлеклась историей и литературой и долго делала выбор между ними при поступлении в институт. Но чаша весов качнулась в сторону филологии, чему теперь я очень рада.

Спрос на все русское

— В 2015 году вы почти год преподавали в Китае в Харбинском педагогическом университете. Чем запомнилась эта поездка?

— В качестве профессора я читала лекции по русской литературе, вела курс славянской культуры и факультативные занятия. Еще раз убедилась, что литература — тонкая связующая нить, которая объединяет времена, людей и страны. Самое большое удивление вызвали китайские студенты. У них очень высокая работоспособность и большое желание учиться. Приходят задолго до занятий и готовятся основательно.

Харбин. Июль 2014. С китайскими студентами

— Преодолевали языковой барьер с помощью переводчика?

— Нет. У меня были старшие курсы, студенты которых уже в основном понимали русский язык. И все же ритм моей речи менялся, становился более медленным, чем обычно. Чтобы более доходчиво подать материал, использовала визуальное сопровождение. В китайских вузах распространен и пользуется большим интересом салон русского языка и русской культуры. Проводится он по расписанию один раз в неделю в форме встреч и бесед со студентами. Для меня это стало отдушиной. Кстати, в Китае я почувствовала, как здесь любят Россию и все русское. В этой стране, видимо, помня итоги Второй мировой войны, к россиянам относятся с особым почтением. Вплоть до того, что в автобусе мне уступали место не потому, что я женщина или профессор (мужчины-китайцы не падки на такие сентименты), а потому, что я русская.

Цветок в конверте

— В вашем «восточном компоненте» биографии можно отыскать и японский период. Какие впечатления остались от Страны восходящего солнца?

— В Японии я не преподавала. На Хоккайдо мне посчастливилось принять участие в научных проектах, это было в 2009, 2010 и 2011 годах. Работа проводилась в Саппоро в двух высших учебных заведениях. Я изучала творчество японских писателей, которые в свое время жили на Сахалине. Многие волею судьбы еще в детстве оказались на острове. К примеру, Самукава Котаро. Его отец был сотрудником краеведческого музея на Карафуто. Интересен поэт Огума Хидэо. Японская писательница Хаяси Фумико приезжала на остров в качестве журналиста. В 1930-е годы она доехала до места, где сейчас находится Поронайск (с 1905-го до 1946 года по-японски он назывался Сисука или Сикука). Интересовалась она и коренными народами севера Сахалина.

Томоаки Курано, Елена и Елизавета Иконниковы

Пребывание в Японии свело меня со многими ведущими японскими специалистами в области литературоведения. Одна из них переводчик книг Владимира Санги и романа Валентина Пикуля «Три возраста Окини-сан» — Тахара Юко, которая родилась на Сахалине. Незабываемыми были встречи с почетным профессором Хоккайдского университета Кудо Масанори. Он поэт, переводчик, художник и просто необыкновенно интересный человек. В 80-е годы прошлого столетия профессор побывал на нашем острове, собрал материал для книги об этом путешествии, ставшей очень популярной в Японии. Мы с ним до сих пор поддерживаем дружеские отношения. Его письма написаны на таком высоком уровне русского языка, что вызывают удивление. Читая их, я ощущаю себя человеком, живущим в XIX веке. И всегда есть элемент неожиданности — например, как у Тургенева, из конверта вдруг выпадает… засушенный цветок. Это так приятно!

Пишет книгу второклассник

— Во время вашего длительного отсутствия как чувствовала себя ваша семья – муж и трое детей?

— Все мои любимые и дорогие жили как обычно, муж старался, чтобы дети не выбивались из привычного режима. В разлуке тоже есть свое очарование. Все скучали друг по другу и жили ожиданием встречи. Нужно отдать должное моему мужу Владимиру, он всегда поддерживает меня во всех начинаниях. Очень спокойно, по-мужски справляется со всеми делами.

Семья Иконниковых, 2008 год

К тому же дважды со мной в Японии находилась дочь Лиза. Сейчас ей 12 лет, а тогда она была еще малышкой. Вместе с ней мы привыкали к бытовым условиям и новому жизненному укладу, который так не похож на отечественный. Лиза узнала все нюансы пребывания детей в японском детском саду, а потом и в школе, где она обучалась несколько месяцев. Общаясь со сверстниками, дочь потихоньку начала осваивать японский разговорный язык. Это ей пригодилось в сахалинской гимназии.

— Как складываются отношения с гуманитарными науками у ваших сыновей?

— Старшему Виктору — 24 года, он в большей степени погружен в информационные технологии, к книгам обращается в основном в случае необходимости. Ярко выраженный интерес к литературе у нашего младшего сына. Саше 8 лет, он второклассник. Научившись печатать на компьютере, первым делом стал писать книги. Может, это кому-то кажется несерьезным, а у него все по-настоящему: сюжет, образ, герои, диалоги… Одно произведение пишет в соавторстве с мальчиком-соседом, и посвящено оно, как ни странно, приближающемуся празднику… 14 февраля, Дню всех влюбленных! (смеется). Впрочем, это здорово, ведь все в этом мире держится на любви.

Блиц-опрос

– Если бы у вас появилась возможность встретиться с кем-нибудь из исторических личностей или писателей, кто бы это был?

– Федор Достоевский, Антон Чехов, Лев Толстой. А еще хотелось бы поговорить с Вильямом Шекспиром, чтобы попытаться разгадать хотя бы одну из тайн его творчества.

– Предположим, на необитаемый остров вам разрешили захватить всего одну книгу. Какую бы взяли?

– Библию. Думаю, на пустынном острове особенно понадобится духовная поддержка. А еще я бы взяла чистую тетрадь, чтобы записывать в нее все происходящие события.

– Если встанет выбор: кино или театр. Куда пойдете с мужем?

– Конечно, в театр, мы заядлые театралы. А фильмы сейчас можно найти в Интернете.

– Если бы вам подарили в сутках лишний час, на что бы вы его потратили?

– На изучение иностранных языков, на них пока не хватает времени. Поскольку в Харбинском университете у меня появились друзья из Польши и Сербии, то с удовольствием занялась бы освоением польского и сербского языков.

Фото из архива Е. Иконниковой

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или