Буря на лыжах

суббота, 9 апреля 2016, 15:37

Авторы: Сергей Суханов

Мастер спорта Владислава Буреева, или Буря, как зовут ее друзья, — горнолыжница на Сахалине известная. Её имя часто мелькает в спортивных сводках в связи с высокими результатами на соревнованиях самого разного ранга. Сама себя Влада называет «отличницей» — всегда в пятерке-шестерке сильнейших, но взять золото удается редко. Девушка не переживает — впереди Олимпиада в Корее, и на нее известная сахалинка твердо намерена попасть.

От спины до сборной

— Влада, привет! Расскажи немного о себе. Как ты впервые попала в горнолыжный спорт, и где это случилось.

— Я родилась в Томске. На Сахалин попала в раннем детстве. Папа был врачом, проходил здесь ординатуру. А горные лыжи у нас в семье — общее увлечение. И брат занимался, и отец. Я еще совсем маленькая была, когда папа впервые взял меня на гору. Мне где-то три года, он пристегивает меня на спину как рюкзак и катает.

А вот мама хотела, чтобы я занималась танцами. Отдала этому семь лет, но сердце не обманешь. Не выдержала и на гору ушла.

О старом «Горном воздухе» помню немногое. Да, здесь не работала канатная дорога, но был бугель, так что пешком ходить приходилось нечасто. Еще помню, как на горе продавали горячие пянсе и чебуреки. Заезжаешь на соревнования — сначала в гостиницу, а потом сразу за пянсешкой.

— Первую награду свою помнишь?

Ага. Как сейчас. Грамота за соревнования в двухтысячном, кажется, году. Оранжевая такая, и серп с молотом наверху. Тогда еще советские давали.

Но самое знаковое для меня достижение — это когда мастером спорта стала. Причем очень быстро все получилось. Мне тогда 15 лет было. В декабре кандидатом стала, а в марте — сразу мастер, вот как-то так.

— Как попала в сборную?

— Случайно вышло. Сначала не брали. А тогда как было — если не берут в первую команду, то и шансов куда-то пробиться на крупные соревнования нет. Это сейчас детей по заграницам катают. Ну и начала размышлять, кем стать. Решила пойти по стопам отца и стать врачом. А потом внезапно передумала и укатила в Уфу, учиться на нефтяника. У меня там тренер знакомый был, говорит: «Приезжай к нам, мы тебя в нашу школу горнолыжную устроим».

По итогам сезона Far East Cup Влада Буреева заняла третье место в слаломе-гиганте. Это достижение позволяет сахалинке претендовать на звание мастера спорта международного класса. Сейчас девушка ждет решения от Министерства спорта.

Стала выступать за этот башкирский город. В следующем году мы остались на соревнованиях со сборной. Я попросилась покататься с ними. И представляете, выиграла один из этапов — оказалась быстрее опытных чемпионов. Мне торжественно вручили приз — шоколадку — и говорят: «Летом тебя ждем на сборах».

Вот и поехала я «смотреться» в Норвегию. Они меня признали. Поездила с ними до Нового года и говорю: «Ребят. Денег больше нет. Поехала я дальше учиться». А они мне: «Нет, остаешься». Спорить не стала.

— К Олимпиаде в Сочи была близка?

— Почти. Я тогда уже ушла из первой сборной, но где-то через год взяла золото на чемпионате России. Меня не взяли. Я раскисать не стала и еще через год вновь стала сильнейшей на этом турнире. Вот тогда и пригласили. Но давление оказалось слишком высоким. Постоянно твердили: «Это наша Олимпиада. У нас высокие задачи». Я и не выдержала, результаты пошли «в ноль».

Не знаю, что было бы, если бы я попала в Сочи. В таком состоянии, в каком была, вряд ли получилось бы что-то хорошее. Но прогнозировать, конечно, невозможно. Бывает, приезжаешь с супернастроем: сейчас всех сделаю! И пятая-шестая. А бывает, что настроя совсем никакого нет. Выходишь и забираешь золото. Как тут загадывать?

Все по графику

— Ты, наверное, много где побывала за свою карьеру?

— Посетила где-то 160 городов. Это 25-26 стран. В общем-то, была на всех континентах, кроме Антарктиды. Там пока чемпионаты не проводятся (смеется).

— Что такое жизнь профессионального спортсмена? Чем ты занимаешься помимо тренировок?

— Кушаю, сплю (улыбается). Конечно, не так грустно все, как можно представить. Иногда отдыхаем. Но надо понимать, что у нас четкие циклы под каждый турнир. Вот в эти дни ты должна тренироваться, в эти отдыхать. А отдых - это что такое? Я не могу вот просто так взять и уйти «в отрыв». Нет, ну могу, конечно. Но это чревато загубленной тренировочной программой. Отдых — это тоже работа, но по восстановлению организма.

— А получают профессиональные горнолыжники много?

— Конечно. Сейчас вот после турнира дали целую кучу денег, тяжело с ними с горы спускаться (смеется).

— Как тебе вообще «Горный воздух» сейчас? Нравятся изменения? Здесь ТОР запустили, увеличат количество трасс…

— Хорошо становится. Думаю, что его ждет большое будущее. Склон-то сам по себе классный, отлично подходит для многих дисциплин. И если комплекс аккредитуют под такие серьезные международные старты, как Far East Cup, это о чем-то да говорит. Ну и для будущего поколения горнолыжников много делается. Думаю, что глава местной федерации Андрей Агеенко на своем месте.

— Не секрет, что горнолыжный спорт очень опасен? Сколько у тебя травм?

— Серьезных не было, не считая одного перелома. Кисть ломала. Ну и мениски в коленях оторваны, но это ничего (смеется).

Травмы в спорте — это нормально. Чтобы быть лучшим, нужно выходить из зоны комфорта. Но многого можно избежать правильной подготовкой. Когда ты физически хорошо готов и не переутомлен, то практически не ломаешься. Бывает падаешь, кувыркаешься, а встаешь и целенький.

Еще раз — хорошая физическая форма. А детки, бывает, ленятся, тренировки пропускают, а потом еще и носятся сломя голову — отсюда и травмы.

— И, несмотря на травмы и трудности, что заставляет горнолыжника подниматься в гору вновь и вновь?

— Не знаю даже. Горы, высота, свобода... Свежий воздух, снег. Многие мечтают отдыхать так, как мы работаем. К тому же горнолыжный спорт развивает все мышечные группы организма. Красивая фигура обеспечена!

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или