20 августа - Гумбинненское сражение

суббота, 20 августа 2016, 08:00

1294

В этот день в 1914 году, во время Первой мировой войны, русские войска одержали победу над германской армией в Гумбинненском сражении.

Кампания 1914 года на русском фронте открылась Восточно-Прусской операцией. Необходимость ее проведения мотивировалась стремлением «поддержать французов ввиду готовящегося против них главного удара немцев». Войскам ставилась задача нанести поражение противнику и овладеть Восточной Пруссией с целью создания выгодного положения для развития дальнейших операций по вторжению в пределы Германии. 1-я армия должна была наступать в обход Мазурских озер с севера, отрезая немцев от Кенигсберга (ныне Калининград). 2-й армии предстояло вести наступление в обход озер с запада, не допуская отвода германских дивизий за Вислу. Общая идея операции заключалась в охвате немецкой группировки с обоих флангов.

Русские обладали некоторым превосходством над противником. В составе Северо-Западного фронта было 17,5 пехотных и 8,5 кавалерийских дивизий, 1104 орудия, 54 самолета. 8-я немецкая армия насчитывала 15 пехотных и одну кавалерийскую дивизию, 1044 орудия, 56 самолетов, 2 дирижабля. Правда, у германцев была более мощная артиллерия. Они располагали 156 тяжелыми орудиями, тогда как у русских их было всего 24. Однако в целом соотношение сил обеспечивало выполнение замысла Ставки.

Операция началась 4 (17) августа наступлением 1-й (Неманской) армии. Перейдя государственную границу, ее соединения вступили на территорию Восточной Пруссии. Первое столкновение с противником произошло у Сталлупепена (ныне Нестеров). Русские войска одержали победу над 1-м армейским корпусом генерала Г. Франсуа и вынудили его отступить к реке Ангерап.

Германское командование решило, прикрываясь со стороны 2-й армии генерала А.В. Самсонова, основные свои силы двинуть против 1-й армии генерала П.К. Ренненкампфа. Генерал М. Притвиц намеревался разбить русских двойным ударом: с севера 1-м корпусом Франсуа и с юга 17-м корпусом А. Макензена. В направлении Гольдапа предусматривались вспомогательные действия 1-го резервного корпуса Г. Белова.

7 (20) августа в районе Гумбиннена (ныне Гусев) завязалось одно из крупнейших сражений мировой войны. Вначале немцы имели успех. Затем русские контрудары обратили в бегство части 1-го армейского корпуса. 17-й корпус Макензена, попав под жесточайший артиллерийский и ружейно-пулеметный огонь русских и понеся огромный урон, в панике отступил.

Вот что пишут об этом германские авторы: «Сцепление несчастных обстоятельств привело к тому, что великолепно обученные войска, позднее всюду достойно себя проявившие, при первом столкновении с противником потеряли свою выдержку. Корпус тяжело пострадал. В одной пехоте потери достигли в круглых цифрах 8000 человек - треть всех наличных сил, причем 200 офицеров было убито и ранено». Русские взяли в плен около 1000 человек и захватили 12 орудий.

Уинстон Черчилль:

Ренненкампф и его генералы были потрясены Гумбинненским сражением. Они почувствовали, казалось, смертельную хватку ужасного противника, сдавившего их. Внезапно без всякой понятной причины хватка ослабла. Немцы отступили; они совершенно исчезли; они покинули поле сражения, оставив погибших и раненых. Куда они ушли? Это могло бы выясниться позже. Почему они ушли? Это была загадка. Но есть одно объяснение, объяснение, потакающее чувствам русских и подпитывающее их самые сокровенные надежды. Отпор и тяжелые потери корпуса Маккензена привели в панику немецкую армию. Они знали, что они разбиты. Они приняли тот факт, что численно их абсолютно превосходила могучая Россия. Они в спешке отступали, сохраняя свои силы для борьбы глубоко внутри своей собственной страны.

Обстановка позволяла русскому командованию нанести крупное поражение 8-й немецкой армии. Но благоприятный момент был упущен. Вместо того чтобы организовать преследование разбитых в Гумбиннен-Гольдапском сражении германских войск, генерал Ренненкампф бездействовал. По его приказу войска в течение двух суток находились на отдыхе, приводя себя в порядок. Только 10 (23) августа они начали медленное продвижение к западу от реки Ангерап, почти не встречая сопротивления. Командование и штаб армии достоверных сведений о противнике не имели. Соображения русского командования совершенно не отвечали истинному положению вещей. Все расчеты строились на неправильной оценке обстановки. Полагали, что противник разгромлен и отступает частью к Кенигсбергу, а частью к рубежу реки Вислы. Операция считалась по существу законченной. Надеялись в скором времени перебросить войска из Восточной Пруссии на другое направление. Ставка энергично работала над планом наступления от Варшавы на Познань.

В свою очередь, первоначальное решение командования 8-й германской армии об оставлении Восточной Пруссии не встретило одобрения в главной квартире. Судьба генерала Притвица и его начальника штаба генерала Вальдерзее была решена. 8 (21) августа они были сняты с занимаемых постов. Вместо них были назначены: командующим армией - генерал П. Гинденбург, начальником штаба - генерал Э. Людендорф.

С 13 (26) августа германское командование, завершив перегруппировку своих войск, приступило к осуществлению плана. В этот день 6-й русский корпус вынужден был отойти от Бишофсбурга. Попытка противника потеснить войска левого крыла 2-й армии успеха не имела. На следующий день немцами был передан от имени командира 1-го армейского корпуса ложный приказ об отходе. Это привело к отступлению корпуса. В итоге боевых действий 13 (26) и 14 (27) августа положение 2-й армии Самсонова ухудшилось. Фланги группы центральных корпусов оказались открытыми.

Командование Северо-Западного фронта не приняло всех мер для того, чтобы предотвратить поражение 2-й армии. Оно плохо знало обстановку. О действительных намерениях противника стало известно лишь вечером 14 (27) августа. В ночь на 15 (28) августа Орановский телеграфировал Самсонову, что главнокомандующий приказал «отвести корпуса 2-й армии на линию Ортельсбург, Млава, где и заняться устройством армии». Однако до войск приказ не дошел. С утра 16 (29) августа 1-й и 20-й армейские и 1-й резервный германские корпуса вели наступление, охватывая с трех сторон центральные корпуса 2-й армии. 17-й германский корпус приказа о сосредоточении у Алленштейна не получил и продолжал действовать в юго-западном направлении на Пассенгейм. В своем движении он вышел на пути отступления русских. Было замкнуто кольцо окружения вокруг 13-го и 15-го корпусов. Всего было окружено около 30 тысяч человек и 200 орудий в районе Комусинского леса. В ночь на 17(30) августа Самсонов покончил с собой у фермы Каролиненгоф (вблизи Виленберга). Приняв­ший на себя командование армией генерал Н.А. Клюев не использовал всех возможностей для прорыва окруженных корпусов. Был отдан приказ о сдаче в плен. Некоторые командиры частей отвергли это решение и с боями вывели свои войска из окружения.

Последствия Гумбиненского сражения для русского Северо-западного фронта в общем вылились в предоставление армии Самсонова своей собственной участи. Но это сражение оказало весьма важное влияние и на весь ход кампании. Во-первых, оно принесло существенную помощь французам тем, что заставило германцев снять с Французского фронта в самую решительную минуту 2 корпуса и 1 кавдивизию и срочно отправить их на Русский фронт. Корпуса эти были сняты к тому же из ударной группы. Во-вторых, оно указало германцам на возможность для русских, ведя наступательную операцию против австрийцев, вести такие же операции в больших размерах и против Восточной Пруссии, что вызывало у германцев естественное желание лучше обеспечить их Восточный фронт, почему часть новых формирований и была туда направлена. В-третьих, на Восточный фронт было назначено новое командование (Гинденбург и Людендорф), которое впоследствии и по своему характеру и по приобретенному после побед значению сильно давило на германскую Ставку в смысле перенесения центра тяжести войны с Западного на Восточный фронт.

Подготовлено по информации портала «История России»

Комментарии

К данному материалу пока нет комментариев. Вы можете стать первым.

Или